Archive for марта, 2011


Совещание

Петров пришел во вторник на совещание. Ему там вынули мозг, разложили по блюдечкам и стали есть, причмокивая и вообще выражая всяческое одобрение. Начальник Петрова, Недозайцев, предусмотрительно раздал присутствующим десертные ложечки. И началось.

— Коллеги, — говорит Морковьева, — перед нашей организацией встала масштабная задача. Нам поступил на реализацию проект, в рамках которого нам требуется изобразить несколько красных линий. Вы готовы взвалить на себя эту задачу?

— Конечно, — говорит Недозайцев. Он директор, и всегда готов взвалить на себя проблему, которую придется нести кому-то из коллектива. Впрочем, он тут же уточняет: — Мы же это можем?

Начальник отдела рисования Сидоряхин торопливо кивает:

— Да, разумеется. Вот у нас как раз сидит Петров, он наш лучший специалист в области рисования красных линий. Мы его специально пригласили на совещание, чтобы он высказал свое компетентное мнение.

— Очень приятно, — говорит Морковьева. — Ну, меня вы все знаете. А это — Леночка, она специалист по дизайну в нашей организации.

Леночка покрывается краской и смущенно улыбается. Она недавно закончила экономический, и к дизайну имеет такое же отношение, как утконос к проектированию дирижаблей.

— Так вот, — говорит Морковьева. — Нам нужно нарисовать семь красных линий. Все они должны быть строго перпендикулярны, и кроме того, некоторые нужно нарисовать зеленым цветом, а еще некоторые — прозрачным. Как вы считаете, это реально?

— Нет, — говорит Петров.

— Давайте не будем торопиться с ответом, Петров, — говорит Сидоряхин. — Задача поставлена, и ее нужно решить. Вы же профессионал, Петров. Не давайте нам повода считать, что вы не профессионал.

— Видите ли, — объясняет Петров, — термин «красная линия» подразумевает, что цвет линии — красный. Нарисовать красную линию зеленым цветом не то, чтобы невозможно, но очень близко к невозможному…

— Петров, ну что значит «невозможно»? — спрашивает Сидоряхин.

— Я просто обрисовываю ситуацию. Возможно, есть люди, страдающие дальтонизмом, для которых действительно не будет иметь значения цвет линии, но я не уверен, что целевая аудитория вашего проекта состоит исключительно из таких людей.

— То есть, в принципе, это возможно, мы правильно вас понимаем, Петров? — спрашивает Морковьева.

Петров осознает, что переборщил с образностью.

— Скажем проще, — говорит он. — Линию, как таковую, можно нарисовать совершенно любым цветом. Но чтобы получилась красная линия, следует использовать только красный цвет.

— Петров, вы нас не путайте, пожалуйста. Только что вы говорили, что это возможно.

Петров молча проклинает свою болтливость.

— Нет, вы неправильно меня поняли. Я хотел лишь сказать, что в некоторых, крайне редких ситуациях, цвет линии не будет иметь значения, но даже и тогда — линия все равно не будет красной. Понимаете, она красной не будет! Она будет зеленой. А вам нужна красная.

Наступает непродолжительное молчание, в котором отчетливо слышится тихое напряженное гудение синапсов.

— А что если, — осененный идеей, произносит Недозайцев, — нарисовать их синим цветом?

— Все равно не получится, — качает головой Петров. — Если нарисовать синим — получатся синие линии.

Опять молчание. На этот раз его прерывает сам Петров.

— И я еще не понял… Что вы имели в виду, когда говорили о линиях прозрачного цвета?

Морковьева смотрит на него снисходительно, как добрая учительница на отстающего ученика.

— Ну, как вам объяснить?.. Петров, вы разве не знаете, что такое «прозрачный»?

— Знаю.

— И что такое «красная линия», надеюсь, вам тоже не надо объяснять?

— Нет, не надо.

— Ну вот. Вы нарисуйте нам красные линии прозрачным цветом.

Петров на секунду замирает, обдумывая ситуацию.

— И как должен выглядеть результат, будьте добры, опишите пожалуйста? Как вы себе это представляете?

— Ну-у-у, Петро-о-ов! — говорит Сидоряхин. — Ну давайте не будем… У нас что, детский сад? Кто здесь специалист по красным линиям, Морковьева или вы?

— Я просто пытаюсь прояснить для себя детали задания…

— Ну, а что тут непонятного-то?.. — встревает в разговор Недозайцев. — Вы же знаете, что такое красная линия?

— Да, но…

— И что такое «прозрачный», вам тоже ясно?

— Разумеется, но…

— Так что вам объяснять-то? Петров, ну давайте не будем опускаться до непродуктивных споров. Задача поставлена, задача ясная и четкая. Если у вас есть конкретные вопросы, так задавайте.

— Вы же профессионал, — добавляет Сидоряхин.

— Ладно, — сдается Петров. — Бог с ним, с цветом. Но у вас там еще что-то с перпендикулярностью?..

— Да, — с готовностью подтверждает Морковьева. — Семь линий, все строго перпендикулярны.

— Перпендикулярны чему? — уточняет Петров.

Морковьева начинает просматривать свои бумаги.

— Э-э-э, — говорит она наконец. — Ну, как бы… Всему. Между собой. Ну, или как там… Я не знаю. Я думала, это вы знаете, какие бывают перпендикулярные линии, — наконец находится она.

— Да конечно знает, — взмахивает руками Сидоряхин. — Профессионалы мы тут, или не профессионалы?..

— Перпендикулярны могут быть две линии, — терпеливо объясняет Петров. — Все семь одновременно не могут быть перпендикулярными по отношению друг к другу. Это геометрия, 6 класс.

Морковьева встряхивает головой, отгоняя замаячивший призрак давно забытого школьного образования. Недозайцев хлопает ладонью по столу:

— Петров, давайте без вот этого: «6 класс, 6 класс». Давайте будем взаимно вежливы. Не будем делать намеков и скатываться до оскорблений. Давайте поддерживать конструктивный диалог. Здесь же не идиоты собрались.

— Я тоже так считаю, — говорит Сидоряхин.

Петров придвигает к себе листок бумаги.

— Хорошо, — говорит он. — Давайте, я вам нарисую. Вот линия. Так?

Морковьева утвердительно кивает головой.

— Рисуем другую… — говорит Петров. — Она перпендикулярна первой?

— Ну-у…

— Да, она перпендикулярна.

— Ну вот видите! — радостно восклицает Морковьева.

— Подождите, это еще не все. Теперь рисуем третью… Она перпендикулярна первой линии?..

Вдумчивое молчание. Не дождавшись ответа, Петров отвечает сам:

— Да, первой линии она перпендикулярна. Но со второй линией она не пересекается. Со второй линией они параллельны.

Наступает тишина. Потом Морковьева встает со своего места и, обогнув стол, заходит Петрову с тыла, заглядывая ему через плечо.

— Ну… — неуверенно произносит она. — Наверное, да.

— Вот в этом и дело, — говорит Петров, стремясь закрепить достигнутый успех. — Пока линий две, они могут быть перпендикулярны. Как только их становится больше…

— А можно мне ручку? — просит Морковьева.

Петров отдает ручку. Морковьева осторожно проводит несколько неуверенных линий.

— А если так?..

Петров вздыхает.

— Это называется треугольник. Нет, это не перпендикулярные линии. К тому же их три, а не семь.

Морковьева поджимает губы.

— А почему они синие? — вдруг спрашивает Недозайцев.

— Да, кстати, — поддерживает Сидоряхин. — Сам хотел спросить.

Петров несколько раз моргает, разглядывая рисунок.

— У меня ручка синяя, — наконец говорит он. — Я же просто чтобы продемонстрировать…

— Ну, так может, в этом и дело? — нетерпеливо перебивает его Недозайцев тоном человека, который только что разобрался в сложной концепции и спешит поделиться ею с окружающими, пока мысль не потеряна. — У вас линии синие. Вы нарисуйте красные, и давайте посмотрим, что получится.

— Получится то же самое, — уверенно говорит Петров.

— Ну, как то же самое? — говорит Недозайцев. — Как вы можете быть уверены, если вы даже не попробовали? Вы нарисуйте красные, и посмотрим.

— У меня нет красной ручки с собой, — признается Петров. — Но я могу совершенно…

— А что же вы не подготовились, — укоризненно говорит Сидоряхин. — Знали же, что будет собрание…

— Я абсолютно точно могу вам сказать, — в отчаянии говорит Петров, — что красным цветом получится точно то же самое.

— Вы же сами нам в прошлый раз говорили, — парирует Сидоряхин, — что рисовать красные линии нужно красным цветом. Вот, я записал себе даже. А сами рисуете их синей ручкой. Это что, красные линии по-вашему?

— Кстати, да, — замечает Недозайцев. — Я же еще спрашивал вас про синий цвет. Что вы мне ответили?

Петрова внезапно спасает Леночка, с интересом изучающая его рисунок со своего места.

— Мне кажется, я понимаю, — говорит она. — Вы же сейчас не о цвете говорите, да? Это у вас про вот эту, как вы ее называете? Перпер-чего-то-там?

— Перпендикулярность линий, да, — благодарно отзывается Петров. — Она с цветом линий никак не связана.

— Все, вы меня запутали окончательно, — говорит Недозайцев, переводя взгляд с одного участника собрания на другого. — Так у нас с чем проблемы? С цветом или с перпендикулярностью?

Морковьева издает растерянные звуки и качает головой. Она тоже запуталась.

— И с тем, и с другим, — тихо говорит Петров.

— Я ничего не могу понять, — говорит Недозайцев, разглядывая свои сцепленные в замок пальцы. — Вот есть задача. Нужно всего-то семь красных линий. Я понимаю, их было бы двадцать!.. Но тут-то всего семь. Задача простая. Наши заказчики хотят семь перпендикулярных линий. Верно?

Морковьева кивает.

— И Сидоряхин вот тоже не видит проблемы, — говорит Недозайцев. — Я прав, Сидоряхин?.. Ну вот. Так что нам мешает выполнить задачу?

— Геометрия, — со вздохом говорит Петров.

— Ну, вы просто не обращайте на нее внимания, вот и все! — произносит Морковьева.

Петров молчит, собираясь с мыслями. В его мозгу рождаются одна за другой красочные метафоры, которые позволили бы донести до окружающих сюрреализм происходящего, но как назло, все они, облекаясь в слова, начинаются неизменно словом «Блять!», совершенно неуместным в рамках деловой беседы.

Устав ждать ответа, Недозайцев произносит:

— Петров, вы ответьте просто — вы можете сделать или вы не можете? Я понимаю, что вы узкий специалист и не видите общей картины. Но это же несложно — нарисовать какие-то семь линий? Обсуждаем уже два часа какую-то ерунду, никак не можем прийти к решению.

— Да, — говорит Сидоряхин. — Вы вот только критикуете и говорите: «Невозможно! Невозможно!» Вы предложите нам свое решение проблемы! А то критиковать и дурак может, простите за выражение. Вы же профессионал!

Петров устало изрекает:

— Хорошо. Давайте я нарисую вам две гарантированно перпендикулярные красные линии, а остальные — прозрачным цветом. Они будут прозрачны, и их не будет видно, но я их нарисую. Вас это устроит?

— Нас это устроит? — оборачивается Морковьева к Леночке. — Да, нас устроит.

— Только еще хотя бы пару — зеленым цветом, — добавляет Леночка. — И еще у меня такой вопрос, можно?

— Да, — мертвым голосом разрешает Петров.

— Можно одну линию изобразить в виде котенка?

Петров молчит несколько секунд, а потом переспрашивает:

— Что?

— Ну, в виде котенка. Котеночка. Нашим пользователям нравятся зверюшки. Было бы очень здорово…

— Нет, — говорит Петров.

— А почему?

— Нет, я конечно могу нарисовать вам кота. Я не художник, но могу попытаться. Только это будет уже не линия. Это будет кот. Линия и кот — разные вещи.

— Котенок, — уточняет Морковьева. — Не кот, а котенок, такой маленький, симпатичный. Коты, они…

— Да все равно, — качает головой Петров.

— Совсем никак, да?.. — разочарованно спрашивает Леночка.

— Петров, вы хоть дослушали бы до конца, — раздраженно говорит Недозайцев. — Не дослушали, а уже говорите «Нет».

— Я понял мысль, — не поднимая взгляда от стола, говорит Петров. — Нарисовать линию в виде котенка невозможно.

— Ну и не надо тогда, — разрешает Леночка. — А птичку тоже не получится?

Петров молча поднимает на нее взгляд и Леночка все понимает.

— Ну и не надо тогда, — снова повторяет она.

Недозайцев хлопает ладонью по столу.

— Так на чем мы остановились? Что мы делаем?

— Семь красных линий, — говорит Морковьева. — Две красным цветом, и две зеленым, и остальные прозрачным. Да? Я же правильно поняла?

— Да, — подтверждает Сидоряхин прежде, чем Петров успевает открыть рот.

Недозайцев удовлетворенно кивает.

— Вот и отлично… Ну, тогда все, коллеги?.. Расходимся?.. Еще вопросы есть?..

— Ой, — вспоминает Леночка. — У нас еще есть красный воздушный шарик! Скажите, вы можете его надуть?

— Да, кстати, — говорит Морковьева. — Давайте это тоже сразу обсудим, чтобы два раза не собираться.

— Петров, — поворачивается Недозайцев к Петрову. — Мы это можем?

— А какое отношение ко мне имеет шарик? — удивленно спрашивает Петров.

— Он красный, — поясняет Леночка.

Петров тупо молчит, подрагивая кончиками пальцев.

— Петров, — нервно переспрашивает Недозайцев. — Так вы это можете или не можете? Простой же вопрос.

— Ну, — осторожно говорит Петров, — в принципе, я конечно могу, но…

— Хорошо, — кивает Недозайцев. — Съездите к ним, надуйте. Командировочные, если потребуется, выпишем.

— Завтра можно? — спрашивает Морковьева.

— Конечно, — отвечает Недозайцев. — Я думаю, проблем не будет… Ну, теперь у нас все?.. Отлично. Продуктивно поработали… Всем спасибо и до свидания!

Петров несколько раз моргает, чтобы вернуться в объективную реальность, потом встает и медленно бредет к выходу. У самого выхода Леночка догоняет его.

— А можно еще вас попросить? — краснея, говорит Леночка. — Вы когда шарик будете надувать… Вы можете надуть его в форме котенка?..

Петров вздыхает.

— Я все могу, — говорит он. — Я могу абсолютно все. Я профессионал.

via Слон в колесе

Супруге (работает в турбизнесе) по туристическому мыло-междусобойчику прислали. Выкладываю на ваш суд. Оригинал письма в PDF, но благодаря тов. loengrin( СПАСИБО огромное!!) выкладываю текст.
P.S. не знаю, может и фейк, но супруга утверждает, что таких идиотов хватает….

Генеральному директору
или в крайнем
случае адвокату компании ТезТур

ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ ПИСЬМО
Я специально пока не оставляю своих обратных координат, чтобы вы не смогли ни провести против меня контрмер, а внимательно подумали как вы хотите мирно решить со мной вопрос возникшей ситуации.
Настоящим письмом заявляю о своем намерении провести предварительные переговоры о возмещении мне материального и морального вреда, причиненною мне вследствие плохой осведомительной работы в момент приобретения путевки, плохой организации туристического тура и особенно отвратительных условий проживания и обслуживания в отеле.
Честно говоря, я очень жалею, что не воспользовалась правом Закона о защите прав потребителей и конкретно статьями 33 и 37, т.е. не потребовала твердой сметы с указанием всех видов предоставляемых мне услуг и описанием их качества, а также возможностью оплатить услуги по факту их использования, т.е. после туристической поездки.
Мне 40 лет, но с небольшим. Я работаю в большой компании па средней должности. Поскольку я женщина одинокая, то привыкла полагаться только на свои силы и средства. поэтому всегда отдыхала только на российском юге. Вдруг случайно в конце февраля у меня случился отпуск и, подруги уговорили меня впервые в жизни поехать за границу. Я решила взять недорогой тур у якобы лучшего туроператора (т.е. у вас) в Египет. Побоявшись ехать надолго, я приобрела одноместный номер в отеле 3 звезды всего на недельку.
Я живу одна, поэтому у меня был домашний любимец хомячок Харитон. В 2007 году, мы вместе с ним ездили отдыхать почти на месяц в Анапу и нигде по дороге не возникло никаких трудностей. В нарушение статьи 10 вышеуказанного закона, никто даже не удосужился обмолвиться о том, что у меня могут возникнуть проблемы с малышом уже при прохождении таможни.
Собственно именно с момента попадания в аэропорт, т.е. с момента принятия Вами на себя ответственности за мой отдых и начинаются мои злоключения. Когда таможенник увидел клеточку с Харитоном, он затребовал такое количество документов на проезд, как будто я собиралась вывозить за границу бесценные иконы. Поняв, что спорить бесполезно я приняла единственно верное решение — выбросила клеточку и спрятала Харитошеньку. благо мои пышные формы. 6-й размер груди и одежда по погоде вполне позволили мне это сделать.
Мы спокойно прошли сквозь таможню, некое заведение «дьюти фри» и легко попали в самолет. С соседями по ряду мы немного пригубили за удачный отдых и через пару часов легкая доза алкоголя и душевные переживания сморили меня в сон Проснулась я от того. что вокруг стоял дикий крик и стюардесса отчаянно лупила меня каким-то журналом по голове. Как потом оказалось, в самолете было немного душновато и Харитон решил немного продышаться. Соседняя дама увидев его мордашку, почему-то решила, что на борту самолета завелись крысы и подняла визг, а стюардесса в силу беспокойства за мое здоровье решила любой ценой прогнать бедное животное.
Прибыв уже поздно в отель, на ресепшене я со слезами умоляла помочь мне с жильем для Харитоши. Можете себе представить моё возмущение, когдаа выслушав полную драматизма историю, ресепционист, видимо издеваясь надо мной, предложил мне в качестве дома для малыша стеклянный графин для воды — видите ли так его хорошо видно и из под крышки он уж точно никуда не денется! Слава Богу, что мои переживания, несмотря на закрытые двери, были услышаны из кабинета руководства отеля и Харитону предоставили маленький стеклянный аквариум из под рыбок.
За завтраком следующею дня я пыталась вынести из столовой пару кусочков колбаски и сыра для Харитошеньки в номер. У меня был оплачен тур с названием «все включено» и я имела право кушать и пить на территории отеля сколько угодно. Однако в нарушение статьи 27 закона о защите прав потребителей на выходе из столовой меня в жесткой форме остановил быковатого вида охранник и категорически потребовал вернуть еду обратно. Сами понимаете, что хомячку много не надо, и я решила схитрить. положив еду в poт и сделав вид, что я ее съела, я гордо направилась из столовой. Несмотря, на то, что я дама довольно крупная, поверьте, мой вид сзади представляет из себя довольно приятную картину, а не как у большинства – филейные части с сеточкой из целлюлита. Видимо я так понравилась этому охраннику, что заигрывая, он не постеснялся ущипнуть меня сзади. От такой наглости, разумеется, я поперхнулась и выкашляла весь завтрак Харитона на пол.
Я сразу же направилась в кабинет шеф-менеджера отеля и в довольно резкой форме потребовала, чтобы в дальнейшем этот охранник прекратил подобные похабные выходки. Однако тот все равно не перестал указывать мне на мою сексуальность то причмокивая языком, то совершая недвусмысленные пассы руками в мою сторону каждый раз, как только видел меня.
За обедом я была уже умнее. Во-первых, я взяла в сообщники соседей из соседнего номера, с которыми познакомилась на пляже – милую молодую семейную пару. Во-вторых, выходя из столовой я. прикрыв от похотливого взгляда охранника свою роскошную грудь и нижние части балахончиком, прижалась к молодому человеку и быстренько выскочила вон.
Так уж вышло, что с момента выезда из дома. Харитоша объявил вынужденную голодовку больше, чем на сутки! Конечно же, В такой ситуации, чтобы не случился заворот кишок, еда ему требовалась нежная и жиденькая. Поэтому, не имея возможности приготовить сама, в обед я вынесла ему из столовой некую помойного вида субстанцию. египетскими поварами обозначенную, как супчик.
Мы с соседями не могли нарадоваться, с каким упоением Харитоша набросился на еду. Как вдруг я чуть не лишилась дара речи он выудил из блюдечки здоровенного жука (по виду очень напоминающего таракана) и с треском от чешуи начал поедать это чудовище! Пока мы с соседями оправились от шока, пока отогнали Харитона, была съедена добрая половина насекомого. Разумеется, мы тут же засняли это безобразие на фотоаппарат и составили протокол. Я спокойно пыталась разобраться, как гак могло случиться, что в еде для отдыхающих могут быть тараканы. Однако в нарушение статьи 8 закона о защите прав потребителя, сотрудниками ТезТура и сотрудниками отеля мне было заявлено, что если я не перестану орать и хамить – меня просто сдадут в полицейское управление.
Чтобы хоть немного развеяться и отвлечься от грустных мыслей, я воспользовалась предложением новых знакомых, и вечером пошла прогуляться с ними по городу. Пройдя буквально метров 200 мы услышали задорные ритмы и решили поглядеть, что такое дискотека по-арабски. Присев у барной стойки за разговорами минут 40 мы просто наблюдали за происходящим, а потом зажигательные мелодии вывели нас на сцену потанцевать.
Еще через часик начались конкурсы. К тому моменту я уже сильно подустала и даже немного вздремнула. То ли я приглянулась ведущему, то ли ему не поправилось, что я скромно сижу отдыхаю, но он постоянно теребил меня и пытался вытащить на сцену. Сначала были конкурсы пошлые, в которых я как дама серьезная, разумеется наотрез отказалась принимать участие, например, передавать большую палку друг другу по кругу, зажав ее между ног. И, в конце концов, я согласилась на первый взгляд на вполне невинный конкурс: нас с неизвестным мне мужчиной напротив друг друга посадили за стол, на центр стола положили карандаш, и надо было без помощи рук передуть ею в сторону противника. Потом конкурс усложнили и предложили сделать тоже самое, но уже с завязанными глазами.
Как только сняли повязку, я поняла причину такого азартною переживания зала: напротив меня сидел черепашка-ниндзя в полный рост. Видимо весь Египет решил напотешаться надо мной – оказывается, как только нам завязали глаза, карандаш тут же заменили на тарелку с мукой. Смешно мне было ровно 2 секунды, пока я не сообразила, что представляю из себя ровно тоже самое, что сидело напротив!
Увидев мои слезы, бармен сжалился надо мной, помог отряхнуться и угостил коктейлем за счет заведения. Я так устала от танцев, и так распереживалась по поводу неудачного конкурса, что уже почти не могла ходить, и два сотрудника дискотеки любезно согласились проводить меня непосредственно до номера.
Оговорюсь, что мой номер находился на первом этаже и имел вход со стороны коридора, а также выход на небольшую веранду, с которой можно было попасть в некое подобие сада. Ночью от перемены климата у меня сильно разболелась голова и около 3-х часов ночи я решила выпить Цитрамону. Я включила свет и о ужас! Аквариум с Харитошенькой был разбит, осколки валялись по всему полу, а дверь, выходящая на балкон приоткрыта. Быстро поняв, что моего хомячка в номере нету, я схватила фонарик. предусмотрительно привезенный мною из Москвы и, накинув на себя простынку, опрометью выбежала на улицу. Битый час я со слезами на коленках ползала по земле между кустов. постоянно зовя Харитошу. прекрасно понимая, что в любую секунду он можем быть съеден кошкой или другим хищником. И только к четырем утра я совершенно случайно нашла его. Он забился между камнями и весь дрожал от холода и страха.
Я решила, что теперь уже точно никуда его от себя не отпущу и, войдя с улицы в номер, на минутку положила его под одеяло, чтобы, пардон, справить нужду. Не успела я отойти и двух метров, чтобы нащупать выключатель, как услышала на кровати истошный крик, от чего сама чуть не лишилась дара речи. Ничего удивительного, что в нарушение статьи 10 закона о защите прав потребителя таблички с номерами номеров были указаны только со стороны коридора, а со стороны улицы отсутствовали. И естественно, что пока я лазила по кустам в темноте в поисках своего любимца, я немного удалилась от своей комнаты и попала в соседнюю.
Через секунду зажегся свет и я увидела мертвенно бледное лицо своей соседки и ее мужа. Как потом выяснилось. Харитон по привычке, решил поискать место потеплее и полез прижаться к бочку. Нащупав маленькое теплое и пушистое тельце, второй раз за последние 48 часов его спросонья приняли за крысу. И конечно же это вызвало панику.
Но не это самое ужасное. Представьте себе картину, когда забившись от ужаса в углу кровати сидит нагая молодая пара, а я стою в метре от кровати, с непромытой от муки головой и без макияжа, растрепанная и в порезах от часового поиска в кустах Харитона, и в одежде, которая в простонародье называется «в чем мать родила». Из-за вашей отвратительной работы, мне до сих пор стыдно смотреть в глаза моим новым друзьям.
Накинув халатик, я срочно пошла разбираться на ресепшн. Во-первых, необходимо было убрать осколки старого аквариума, чтобы не пораниться, а во-вторых, разумеется. Харитону нужен был новый дом и в полпятого утра нигде, кроме руководства отеля взять его было негде. Я коротко пояснила ситуацию с Харитоном и его поисками, возмутилась отсутствием табличек снаружи номеров и потребовала срочно вызвать уборщика.
Вместе с секретарем ресепшен мы пошли ко мне в номер, только почему-то вместо инспекции номера, он сразу повел меня в сад. Минут 10-15 он с кем-то громогласно переговаривался по телефону, а потом нас стало много. Пришли еще какие-то русско-неговорящие арабы в большом количестве. Они долго кричали между собой, бесстыдно тыкали в меня пальцами и даже вызвали полицейскою. Оказывается, пока я искала Харитошу. я случайно слегка затоптала какие-то редкие цветы, которые их садовник выращивал несколько месяцев.
Я даже не могла представить, что для бессердечных арабов какие-то цветы могут быть дороже жизни живого существа. Они мне кричали, что оштрафуют меня за уничтожение каких-то сорняков, а я им напомнила про охранника в столовой, таракана в супе и отсутствие табличек и заявила, что если они со мной не разойдутся по-хорошему, то я по прибытии в Россию немедленно засужу весь отель. В результате, мне вручили веник и совок и в нарушении как минимум статьи 723 ГК РФ мне пришлось убирать от осколков номер самой.
Очевидно, что в данной ситуации просить далее новый аквариум для Харитона было бессмысленно, а учитывая то, что все работники отеля почему-то были очень злы на него и я реально опасалась за его безопасность, я приняла единственное возможное па то время решение – выкупить в аренду сейф в номере, чтобы до утра, до момента покупки нового аквариума, от греха подальше поместить туда малыша.
Но это были еще цветочки – ягодки были только впереди. Вернувшись в номер и начав уборку, я заметила, что кровать почему-то излишне помята, хотя я сплю очень спокойно. Решив ее перезаправить, я сначала обнаружила на простыне подозрительные пятна, а потом еще и волосы, по виду напоминавшие лобковые мужские. Заметьте, что об ошибке не могло идти и речи! Дело в том, что на всю голову – я натуральная блондинка, а на остальные места тела – совершенно лысая, поскольку очень внимательно слежу за гигиеной.
Я и в Москве-то не каждому первому встречному позволяю себя лапать. А тут получается, что пока я мирно спала, оказывается меня изнасиловали! Это нарушает не только все мыслимые правила и устои обращения с отдыхающими, но и статью 131 не какого-то, а уголовного кодекса. Я прекрасно помню, как пришла в номер после дискотеки, как проводила провожатых и как легла спать. Следовательно, акт надругательства могли совершить только работники отеля, которые могли знать где и как беспрепятственно можно попасть в мой номер. Я была настолько возмущена, что немедленно вернулась на ресепшн, где вся компания арабов общавшихся со мной у номера продолжала что-то кричать.
Одно только мое появление у стойки и упоминание о том,что со мной случилось еще что-то привело их в неописуемое бешенство и вместо того, чтобы разобраться как следует и найти виновных, приглашенный полицейский начал составлять протокол почему-то против меня. Конечно же, я пepeпугалась и ретировалась в номер. Однако я позвала соседей и мы совместно засняли картину преступления, собрали улики в баночку и составили необходимый в таких случаях протокол. Саму же простынь мне поутру удалось выкупить за 20 долларов у уборщика и, спрятав ее поглубже в чемодан, я в качестве доказательства также вывезла ее в Москву.
Я провела ужасную ночь, мне снились только кошмары. А когда же поутру наконец то проснулась и открыла сейф, чтобы достать Харитона, моим глазам представилась настолько ужасная картина, что я чуть было не схватила инфаркт имени Миокарда. Бедняга. Он принял мучительнейшую смерть. Видимо тот таракан, что был в супе, был отравлен дихлофосом, которым без стеснения обивали все номера от насекомых. По всему сейфу и даже на потолке виднелись следы, как тошнило и поносило малыша. Па полу и стенах виднелись судорожные следы его нежных лапок, сам он лежал в неестественной позе, весь перепачканный и с высунутым языком. Я буквально слезами отмыла его в ванной, понимая. что это он – мой герой спас меня. Днем я так торопилась его покормить, что сама не успела толком покушать. Вы прекрасно понимаете, что мой вес на порядок больше веса хомячка. Очевидно, что от съеденной половинки таракана я бы не загадила весь номер. Однако все равно сложно представить, какие бы могли быть последствия если бы не он. а я наелась бы я того самого супа.
Я проплакала несколько часов подряд и только в обед смогла встать с кровати, чтобы слегка перекусить. Помятуя о таракане я тщательнейшим образом разбирала всю еду в тарелке на предмет поиска посторонних предметов и животных. И в конце концов мне все-таки удалось найти в мясной подливке нечто, похожее на большого муравья, что повергло меня в еще большее уныние и начисто отбило до конца отдыха и последнюю радость -аппетит.
Все остальные дни я провела в затворничестве, боясь даже выходить из номера. потому что постоянно рядом с окнами видела прогуливающеюся полицейского. Я подпирала каждую ночь обе двери номера, боясь повторения случившегося. Только изредка я решалась выйти покупаться или покушать и то делала это очень быстро и только в сопровождении моих соседей.
Что же до Харитошеньки, то он 5 дней пролежал нежно завернутый в платочек в холодильнике. Я очень надеялась довезти его до Москвы. Но. жара все таки сделала свое дело и утром 6-го дня вместе с соседями мы провели обряд захоронения. Это невыносимо знать, что Харитон похоронен на чужбине и, никогда более не иметь возможности посетить его могилку.
Я очень хотела поехать отдохнуть от тяжелой работы и немного развеяться. В результате я потеряла лучшего друга и свою честь, весь отпуск провела голодная и в слезах.
Я возмущена работой ТезТура, отношением ко мне со стороны принимающей стороны, т.е. египетских арабов и до сих нор нахожусь в безумной печали в состоянии постоянного стресса в связи с обесчесчением и безвременной кончиной моею солнышки моею Харитошеньки.
Я собрала полный пакет документов, включая все документы по туру, чек об оплате сейфа, фото-видео-материалы из отеля и с похорон Харитона, баночку с тем самым супом и остатками таракана, простынь с соответствующими уликами, а также свидетелей со свидетельскими показаниями.
Мне удалось встретиться с грамотным адвокатом, который подтвердил мою правоту в данном вопросе и силу моей позиции. Как вы заметили, я хорошо изучила законы. Я пока еще не требую, а пока только прошу. Слава Богу, что в России я нахожусь под защитой наших законов! Не думаю, что для ТезТура будет смешно, если согласно закона я обяжу пройти экспертизу ДНК всех работников всего отеля на предмет моего изнасилования и какой это может нанести ущерб имиджу вашей фирмы. Надеюсь, что вы внимательно изучите данные претензии и, как следует, со мной разберетесь.
Поскольку смерть Харитона полностью лежит на вашей совести, думаю, что в качестве возмещения материальною и морального вреда меня вполне устроит покупка вами новою любимца Джунгарского хомячка с импортным пластиковым террариумом. бесплатная путевка в Турцию на неделю в летний период и извинения с букетом цветов за душевные переживания.
Я обязательно позвоню в ближайшие дни и при необходимости готова лично провести переговоры с генеральным директором или в крайнем случаем адвокатом ТезТура.
С уважением. И.